ПОД ДОЖДЁМ. Часть 1. (Сказка с продолжением)

Книжные бестселлеры

09:09
709
ПОД ДОЖДЁМ. Часть 1. (Сказка с продолжением)

(Навеяно музыкой Линдси Стирлинг)

1

Стараясь не шуметь, Артур пробирался по заваленному хламом пыльному проходу. Сияя голубым светом, тонкий луч карманного фонарика выхватывал из полумрака края коробок и углы деревянных ящиков, пирамидой составленных друг на друга. Пыль покрывала всё мягким ровным слоем, превращая окружающее пространство в сказку.

Артуру только, что исполнилось десять лет. У него были голубые, как небо, глаза, жёсткие, как проволока, рыжие волосы и покрытый веснушками вздёрнутый нос. Полные розовые губы приоткрыты и растянулись в улыбке.

Сегодня они въехали в новый дом. И пока все осматривались внутри дома, Артур поднялся на чердак.

– Вот это класс! – Артур говорил вслух, осматриваясь широко открытыми глазами. – Сколько тут всего‑о! Это будет моё тайное джеддайское место. Ха! – Артур взмахнул фонариком, как энергетическим мечом, тут же подняв вверх облачко пыли.

За спиной раздался шорох. Артур обернулся. Луч метнулся и замер. На краю откинутой крышки люка сидела крыса. Большая и чёрная. Мерзкий голый хвост, поросший редкими волосками, злобные глазки.

– Ага‑а! А вот и ты, мерзкая тварь! – Артур приготовился к бою и направил луч фонарика прямо в крысиные глазки. – Прощайся с жизнью!

Ослеплённая, крыса замерла на секунду, а за тем недовольно пискнула и исчезла. Остались только её следы, на пыльном полу. Ровной цепочкой они уходили в темноту.

Артур направил луч фонарика в пол и пошёл вдоль цепочки крысиных следов. Через пару метров голубой кружок упёрся в стену из составленных в стопки старых книг и журналов. Следы тянулись вдоль стопок, и исчезали между ними.

Что‑то блеснуло среди этого нагромождения. Что‑то короткое и серебристое.

Артур подошёл ближе. Его взгляд бегал по рядам и стопкам вслед за лучом фонарика.

И вдруг, среди сложенных книг, он разглядел покрытую толстым слоем пыли шкатулку. Обставленная книгами со всех сторон, размерами она едва превышала коробку с медикаментами, хранившуюся под сидением папиного автомобиля. Крохотный крючок, запирающий крышку шкатулки, сверкал в луче фонаря.

– Ага‑а…

Артур сунул тонкий корпус фонарика себе в рот и зажал его зубами. Потом, ухвативши обеими руками, он осторожно потянул шкатулку к себе. Стопка с книгами качнулась, но устояла, слегка наклонившись. Несколько книг свалились на пол. От поднятой упавшими книгами пыли защекотало в носу. Артур потянул сильнее, шкатулка выскользнула из книжного плена и оказалась в его руках. Сам же Артур, потеряв равновесие, завалился назад и уселся прямо на пыльный пол. Наклонившаяся стопка книг, качнулась ещё раз и рухнула на пол рядом с Артуром. Вверх взлетело облако пыли. Пыль окружила Артура со всех сторон и встала вокруг плотной стеной.

Когда пыль осела, Артур вытянул руки, удерживая шкатулку перед собой, и с минуту рассматривал находку в луче фонарика. Он слышал, как стучит в груди сердце. Потом, положив шкатулку на колени, он провёл дрожащими пальцами по поверхности крышки. Брови поползли вверх. Под слоем пыли она оказалась чёрной и отполированной. В середине красовалось нарисованное рыжее солнце, окружённое острыми лучами, пронзающими черноту, будто узкими отточенными клинками.

Вынув фонарик изо рта, Артур отёр шкатулку рукавом, развернул передней частью к себе и поддел крючок ногтем. Крышка распахнулась. Артур затаил дыхание и заглянул внутрь.

Изнутри стенки шкатулки полыхнули красным бархатом. В шкатулке, опустив покрытую копной рыжих волос голову, стояла кукла. Капюшон чёрного плаща спадал ей на плечи и был подбит изнутри малиновым атласом. Руки куклы опущены. Больше Артуру ничего не удалось разглядеть, так как смотрел он на неё сверху, а кукла, вдобавок ко всему, находилась внутри хрустального шара, закреплённого на дне шкатулки, на небольшом постаменте. На внутренней стороне крышки, серебрился и сверкал маленький ключик, уложенный между двумя скобочками.

Артур осмотрел шкатулку со всех сторон. В левой боковой стенке темнело небольшое отверстие. Он посветил в него фонариком. Отверстие оказалось маленькой замочной скважиной. Руки дрожали, и потому ключик вошёл в скважину только с третьей попытки.

Артур надавил на кольцо ключика. Взмокшие пальцы скользили по отполированной поверхности, но ключик с сухими щелчками начал проворачиваться внутри замочной скважины. Один оборот. Второй. Третий. Четвёртый. Наконец, щёлкнув в последний раз, он замер. Артур разжал пальцы, и ключик двинулся, вращаясь в обратном направлении.

– Ух, ты‑ы…. – Глаза Артура расширились от восхищения.

Внутри шкатулки раздалось тихое жужжание. Передняя стенка поползла вниз, словно опускался занавес. Теперь можно было рассмотреть куклу получше.

Освещённая голубым светом фонарика, она стояла на круглой площадке, напоминающей верхнюю часть крепостной или замковой башни. Длинный плащ полностью скрывал её. Голова опущена. В правой руке виола. В левой смычок. Из-под рыжих волос виднеются только острый бледный подбородок да длинные рыжие ресницы.

Артур замер в ожидании.

Внутри шкатулки вновь что-то зажужжало, раздался щелчок и зазвонил колокольчик. Сверкая в свете фонарика, хрустальная сфера начала вращаться. Кукла стояла на месте.

Но вот полы плаща качнулись. Большие в пол лица ресницы дрогнули. Она подняла голову. Два больших голубых глаза глянули на Артура, и ему показалось, что Кукла ожила.

Подняв виолу к плечу, она прижалась к ней бледной щекой. Казалось, её алые губы растянулись в улыбке, а ресницы вновь качнулись, как крылья бабочки. Она подняла смычок, опустила его на струны виолы, потянулась вверх и привстала на носки. Рука со смычком поплыла вниз, и помещение чердака наполнилось дивной мелодией.

Артур смотрел на куклу, не в силах отвести взгляда.

А шар продолжал вращаться. Смычок скользил по струнам. Мелодия лилась тёплым ручейком, и Артуру показалось, что всё вокруг утонуло в запахе цветов.

Где‑то за спиной вновь раздался шорох. Снова пискнула крыса. Но Артур, не отрываясь, смотрел на куклу.

Это дивное представление продолжалось около пяти минут. Но вот ключик замедлил движение. Пружина, внутри механизма шкатулки ослабла. Вращение шара прекратилось. Мелодия смолкла. Кукла опустила руки. Её подбородок вновь коснулся груди. Передняя стенка шкатулки поднялась. Занавес закрылся.

Артур сидел на полу чердака, околдованный и восхищённый. Он тряхнул головой, несколько раз моргнул и огляделся:

– О‑го‑го себе, – прошептал он, но ему никто не ответил.

Потом он встал, убрал ключик в карман, закрыл полированную крышку на крючок и, прижимая шкатулку к груди, спустился вниз по чердачной лестнице.

2

– Ма, гляди, что я нашёл. – Артур протянул шкатулку маме, которая в этот момент поднималась по лестнице к дому. На плече у неё громоздился тюк с бельём. Лицо раскраснелось.

– Артур, здесь все заняты делом, кроме тебя.

– Ну, ма-а… – Артур поднял шкатулку выше. – Она волшебная.

Перехватив тюк поудобнее, мама улыбнулась:

– Я не сомневаюсь, но сейчас главное – перенести вещи в дом до темноты, иначе часть их может остаться на улице на всю ночь. Ты должен помочь сёстрам и папе, а вечером мы вместе посмотрим твою находку. – С трудом удерживая тяжёлый тюк на плече, мама направилась по ступенькам к дому.

Артур покрутил по сторонам головой.

Посреди двора стоял большой красный грузовик со всевозможной домашней утварью. Два грузчика в голубых комбинезонах сгружали вещи прямо на газон перед домом. Водитель курил и поглядывал на часы. Лёгкий ветерок прошуршал в листве и унёсся за зелёный склон холма, возвышающегося справа за домом. На вершине холма Артур разглядел, ствол засохшей сосны. Где‑то заиграла скрипка. Артур обернулся. Играли в доме напротив. Похоже, кто‑то разучивал новую пьесу и заглядывал при этом в ноты, потому, что мелодия часто прерывалась.

Мимо, сгибаясь под тяжестью чемоданов, прошёл отец. Его лицо раскраснелось, как и у мамы. Артур, было, протянул шкатулку к нему, но отец даже не взглянул на него. Смеясь, мимо пронеслись сёстры. Каждая несла в руках по коробке.

Вздохнув, Артур поставил шкатулку на перила лестницы и направился к грузовику.

3

– Правда, красиво, ма?

– Очень. – Мама сидела у постели Артура, смотрела на шкатулку и улыбалась. – Когда‑то, когда тебя на свете не было, и мы ещё не познакомились с твоим папой, я училась в университете. Я изучала всякие старинные сказки и легенды и знаю историю про эту девочку. Её зовут Люсия – это значит приносящая свет.

– Правда?!

– Правда. Это старая норвежская сказка. А может немецкая или ирландская. Точно уже не помню.

– Расскажи мне её, ма?

Где‑то в глубине дома ударили часы. Мама прислушалась.

– Одиннадцать. Уже поздно.

– Ну, ма‑а…

– Ну, хорошо. Я постараюсь покороче, а ты слушай и засыпай. Ладно?

– Ага. – Артур завернулся в одеяло до самого носа, свернулся калачиком, и приготовился слушать.

– Давным‑давно было на свете королевство. Называлось оно Тодарг, и правил им король, с холодным сердцем. Целыми днями он просиживал в своём замке и слушал страшные истории, которые рассказывал ему Демон. И не было для короля ничего лучше этих историй. А за окнами замка всё время шёл дождь. Люди в Тодарге жили бедно и, после уплаты налогов, едва дотягивали до следующего урожая. Они качали головами и только разводили в стороны мозолистые руки. Что может вырасти в поле, когда целыми днями льёт дождь?

Всё это нравилось Демону, потому, что Демон питался людскими страхами и горестями.

Но вот однажды всё изменилось.

Одним ранним утром все в королевстве проснулись от странных чарующих звуков. Проснулся и король. Он выглянул в окно замка и увидел перед городскими воротами девушку. Она была одета в длинный чёрный плащ, подбитый тёмно‑красным атласом. Капюшон плаща был откинут на плечи, и копна густых огненно‑рыжих волос рассыпалась по её плечам. Её голубые глаза были огромными, как небо. Алые губы улыбались. В руках она держала виолу. Девушка прижималась к ней бледной щекой, а жёлтый смычок, зажатый в тонких пальцах, летал по струнам виолы, и всё вокруг наполнялось чарующими звуками. Мелодия летела к небесам, и вокруг становилось светлее. То там, то тут сквозь тучи пробивались тонкие лучи солнца. Девушка посмотрела на короля и его сердце оттаяло.

Тем же вечером сыграли свадьбу. И мир окрасился яркими цветами. Прилетевший издалека тёплый ветер разогнал ненавистные всем тучи, и рыжее солнце с высоты голубого неба осветило эту истосковавшуюся по теплу землю.

Демон ненавидел солнце. Затаив чёрную злобу, он уполз в глубокую пещеру, и исчез там во мраке и холоде. Все быстро забыли о нём, как забывают в дни веселья о горе и лишениях.

И зажили люди в королевстве сыто и счастливо. Каждое утро их королева поднималась на высокую башню, прижимала к плечу виолу, и всё вокруг наполнялось волшебными звуками. От этих звуков распускались цветы и травы, весело жужжали пчёлы и стрекотали кузнечики, над цветами порхали бабочки, наливались урожаем поля. Птицы, купаясь в голубом небе, вторили этой мелодии чистыми звонкими голосами, делая её звучание ещё прекрасней и радостней. Даже дождь теперь стал другим. Он падал вниз сверкающий и ласковый, и радуга сияла во всё небо. Люди уже не прятались по домам, как раньше, а выходили на улицу и подставляли смеющиеся лица под его тёплые живые струи.

И вот однажды по королевству пронеслась радостная весть: «У короля и королевы скоро родится наследник или наследница». Все возрадовались этой вести, но радость длилась не долго.

После родов королева умерла, оставив после себя девочку и мальчика. Оба с рыжими, как солнце, волосами и голубыми, как небо глазами. Она назвала девочку Люсией, а мальчика Лейфом, надела на шею каждому золотой медальон, поцеловала и навсегда закрыла глаза.

Девочка была очень милой и лицом походила на мать, но король возненавидел её за то, что она напоминала ему собой отнятую любовь. Он приказал заточить её в высокую башню, что бы она никогда не напоминала ему королеву, а сам заперся в своём замке и предался горю. И когда служанка несла колыбельку с девочкой, поднимаясь по каменным ступеням башни, кто‑то положил в неё виолу и смычок умершей королевы. Они так и лежали рядышком девочка и виола.

И вот тогда из глубокой сырой пещеры снова появился Демон и опять захватил власть над Тодаргом, пользуясь тем, что мир стал безразличен королю.

Небо опять затянули тяжёлые серые тучи. Огромными скользкими червями, они медленно ползли по нему, касаясь раздувшимися животами макушек деревьев и башен города. И снова лил дождь. И вновь всё живое сжималось от страха и холода. Но иногда из башни, доносились тихие звуки. Будто ещё не окрепшая детская рука трогает слабыми пальчиками струны виолы. И тогда сквозь чёрные тучи проглядывали голубые кусочки неба, и тонкие лучи солнца падали на землю. А люди смотрели на них и плакали по утерянному счастью. Но вместе со слезами в их глазах светился огонёк надежды. Надежды на то, что когда ни будь, они вновь услышат волшебную мелодию и мир станет светлым.

И тогда Демон решил уничтожить девочку. Он поднялся в башню и обрушил на неё всё зло, что копилось в его тёмной душе. Но медальон королевы смягчил удар. Он окружил девочку золотым сиянием, и она не умерла, а превратилась в куклу, внутри хрустального шара. В тот же миг, время искривилось, и игрушка затерялась среди множества миров.

– Мама, а что было потом? Что случилось с Лейфом?

– Этого никто не знает, сынок.

– Но почему? Почему же?

– Потому, – мама наклонилась поближе, – что история ещё не окончилась. – Она осмотрелась по сторонам. Её взгляд сделался загадочным, и она перешла на шёпот. – Говорят, что людям удалось спасти мальчика от гнева Демона, но, что с ним стало потом – не известно.

– Правда? – Артур тоже заговорил шёпотом. В его голубых, обрамлённых слипшимися и ещё не высохшими от слёз ресницами, глазах, вспыхнул волшебный огонёк. Брови поползли вверх, а рот широко распахнулся. Набрав полную грудь воздуха, Артур выдохнул:

– О‑го‑го себе.

– А теперь спи. – Мамины глаза сделались озорными. Она улыбнулась и поцеловала Артура в щёки, в глаза и в губы. Потом она встала и убавила свет ночника. Ночник просвечивал сквозь её ночную рубашку, и Артур увидел, какая она красивая, его мама.

Шорох маминых шагов стих за дверью. Артур лёг на живот, подложив руки под подбородок. Крышка шкатулки осталась открытой, и он смотрел на стеклянный шар. Мягкий фиолетовый свет ночника просвечивал сквозь стекло, окружая волосы куклы волшебным ореолом.

В глубине дома вновь ударили часы, и вдруг шар осветился изнутри золотым светом. Передняя стенка шкатулки упала, как оборвавшийся занавес. Фигура девочки окуталась золотистым туманом. Бледное лицо, в клубах рыжих волос, начало подниматься, послышался тихий вздох, два больших голубых глаза взглянули на Артура. Плащ распахнулся, и что‑то блеснуло на маленькой кукольной груди. Что‑то небольшое и круглое. И в тот же миг ослепительно‑яркая вспышка вырвалась из шара, и Артур зажмурился.

(продолжение следует)

Как вам пост?

Оценили

Татьяна Брилькова+5
Алексей Валериевич+5
Альберт Силаев+5
ещё 1
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!