"Мы бредим от удушья". Как АПЛ "Нерпа" едва не убила свой экипаж

"Мы бредим от удушья". Как АПЛ "Нерпа" едва не убила свой экипаж

МОСКВА, 8 ноя — РИА Новости, Андрей Коц. Двадцать погибших и столько же пострадавших от выброса ядовитого газа моряков-подводников — ровно десять лет назад, 8 ноября 2008 года, на атомной подлодке Тихоокеанского флота К-152 "Нерпа" в Японском море сработала система пожаротушения. После гибели "Курска" эта трагедия — самая крупная по числу жертв в новейшей истории российского подводного флота. О том, что произошло и какие результаты дало расследование, — в материале РИА Новости.

Долгострой

Подводные лодки проекта "Щука-Б" относятся к классу многоцелевых атомных субмарин с преимущественно торпедным вооружением. Решение об их строительстве приняли в конце 1970-х в ответ на активную разработку в США АПЛ типа "Лос-Анджелес", отличавшихся повышенной скрытностью. Головную лодку — "Акулу" — передали военным в декабре 1984-го, а всего построили восемь лодок этого типа.

Самая молодая из них, "Нерпа", была "проблемным ребенком" для ВМФ с самого начала. Заложенную в 1991-м на стапелях Амурского судостроительного завода (АСЗ) лодку планировали построить, испытать и передать флоту в течение четырех-пяти лет. Однако распад страны, катастрофическое сокращение расходов на оборону и приватизация АСЗ в 1992-м едва не похоронили К-152 в младенчестве. Свернув программу атомного судостроения на Дальнем Востоке, лодку планировали утилизировать. Решение о ее достройке в октябре 1999-го принял премьер-министр Владимир Путин. Работы над "Нерпой" возобновились, но шли медленно: сказывалась нехватка финансирования и утеря АСЗ многих ценных кадров в "лихие девяностые".

С мертвой точки ситуация сдвинулась лишь в 2004-м, после поездки министра обороны Сергея Иванова в Индию. Там он подписал соглашение о сдаче К-152 в аренду за 650 миллионов долларов сроком на десять лет. Специалисты АСЗ взялись за дело, и уже 24 июня 2006-го спустили "Нерпу" на воду. Передача атомохода ВМС Индии планировалась на август 2007-го, но из-за накладок срок сдвинули на 2008-й, а потом и дальше. Случившаяся в ноябре 2008-го авария, несомненно, стала одной из основных причин отсрочки. В итоге лодка сменила гражданство лишь 23 января 2012-го. Ложный пожар

Тридцать первого октября 2008-го АПЛ "Нерпа" совершила первое погружение в заливе Петра Великого. Восемьдесят моряков-подводников выполняли стандартные для ходовых испытаний процедуры. 128 гражданских специалистов, в основном сотрудники Амурского судостроительного завода, вживую наблюдали за тем, как их детище ведет себя в море. За происходящим следили с борта большого противолодочного корабля (БПК) "Адмирал Трибуц". Восьмого ноября команда К-152 должна была отработать на нем учебную атаку. Но вместо шума открываемых торпедных аппаратов на БПК услышали сигнал бедствия.

Подробности событий, происходивших на "Нерпе" в тот роковой день, до сих пор под грифом "Совершенно секретно". Достоверно известно, что аварийное срабатывание системы пожаротушения ЛОХ (лодочной объемной химической) произошло на палубах второго отсека, где на лодках проекта "Щука-Б" расположены жилые каюты экипажа. В тот момент там находились свободные от вахты моряки и специалисты АСЗ. Как позже выяснило следствие, концентрация хладона в отсеке превысила предельно допустимую норму в 300 раз. В результате сразу погибли 20 человек — трое военнослужащих и 17 гражданских. Еще 21 человек получил ожоги дыхательных путей, удушья и обморожения. Лодка экстренно всплыла, всех пострадавших эвакуировали на БПК "Адмирал Трибуц". После этого "Нерпа" своим ходом добралась до пункта временного базирования в городе Большой Камень.

Основной версией случившегося межведомственная следственная группа вскоре назвала человеческий фактор. Военно-следственное управление Следственного комитета России на Тихоокеанском флоте (ТОФ) возбудило уголовное дело по статье 352 УК РФ (нарушение правил вождения и эксплуатации военного корабля, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Главным подозреваемым считали старшину-контрактника Дмитрия Гробова. Уже пятнадцатого ноября 2008-го ряд СМИ со ссылкой на источники в СК России сообщили, что подводник "от скуки" начал менять настройки системы пожаротушения, поскольку ему сказали, что она не работает. В итоге он якобы установил для датчиков температуры слишком высокие показатели. Компьютер расценил новые вводные как начало возгорания в отсеке и активировал систему пожаротушения.

В марте 2011 года Военная прокуратура ТОФ передала дело военному суду. Обвинения предъявили трюмному машинисту Дмитрию Гробову и командиру корабля, капитану первого ранга Дмитрию Лаврентьеву. Двадцать пятого апреля состоялось предварительное слушание, на котором суд решил рассматривать дело с участием присяжных заседателей. Двадцать второго июня в закрытом режиме прошло первое заседание. Пятого июля, на втором заседании, Дмитрий Гробов отказался от показаний, которые давал ранее, и заявил о своей невиновности. С сентября 2011 по сентябрь 2013 года коллегия присяжных трижды оправдывала обвиняемых и дважды получала апелляцию от прокуратуры. На третий раз Военная коллегия постановила: "Оправдательный приговор оставить без изменений, а жалобу — без удовлетворения". Лаврентьева и Гробова признали невиновными.

После "Курска"

Точная причина несанкционированного срабатывания системы пожаротушения засекречена до сих пор. Однако еще 4 декабря 2008-го появилась информация о том, что вместо малотоксичного тетрафтордибромэтана в систему пожаротушения был закачан ядовитый тетрахлорэтилен. Смесь поставлялась петербургским предприятием "СервисТоргТехника", с которым Амурский судостроительный завод работал первый раз. Позже по результатам химанализа было установлено, что 64,4 процента смеси хладона составлял тетрахлорэтилен, который не должен использоваться для пожаротушения. Огнетушащая концентрация хладона для человека не является смертельной. Самое плохое, что может случиться при контакте с ним, — потеря сознания. Даже если бы матрос действительно активировал систему пожаротушения специально, это не привело бы к гибели людей.

Концентрации тетрахлорэтилена с лихвой хватило, чтобы убить двадцать человек и столько же серьезно отравить. Жертв могло быть и больше, но распространение бракованного хладона удалось быстро прекратить. На восстановление К-152 ушло 1,9 миллиарда рублей, что предположительно связано с разрушением части оборудования корабля тетрахлорэтиленом — активным растворителем. Заменили поддельный огнегаситель на штатный, скорректировали алгоритм управления системой пожаротушения. Провели ревизию оборудования и переподготовку всей сдаточной команды, насчитывающей около 200 человек. Авария на АПЛ "Нерпа" стала самой серьезной в подводном флоте со времен гибели "Курска" и первой катастрофой на лодках типа "Щука-Б", приведшей к человеческим жертвам.

Источник: РИА новости

0
00:00
4
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!