alexametrics

Наследие Романовых. Где спрятаны сокровища царской семьи

Наследие Романовых. Где спрятаны сокровища царской семьи

Премьера нового подкаста радио Sputnik – "Последнее путешествие Романовых". Слушайте в Itunes, а также в Google Podcasts.

Дорога от Тюмени до Тобольска занимает чуть меньше четырех часов. Уже на подъезде к старой столице Сибири поезд выныривает из лесного тоннеля и идет вдоль Иртыша. Отсюда из окна вагона хорошо виден стоящий высоко на холме Тобольский кремль – белая крепость застыла на вершине и маяком наблюдает за поездом, пока тот делает большой крюк по противоположному берегу, чтобы добраться до железнодорожного моста через реку. В 1917-м поезда в Тобольск не ходили, что стало одной из причин, почему именно сюда Временное правительство решает перевезти семью Романовых из Царского села. В Тобольске они будут в безопасности, считали министры, подальше от столиц. Где и в каких условиях жила царская семья? Был ли Николай под охраной или под арестом? Что связывало семью с монастырем по соседству? И где могут быть спрятаны сокровища Романовых? Мы отправились в Тобольск, чтобы попытаться представить жизнь царской семьи в сибирской ссылке.     

Вид на Тобольск со стороны реки Иртыш за сто лет почти не изменился – маленькая пристань, зеленый лохматый холм с крутой дорогой наверх, белые стены кремля и колокольня собора. Когда пароход "Русь" с царской семьей причаливал к Тобольску, Николай II узнал город – он бывал здесь однажды по дороге из кругосветного путешествия. "Вспомнил вид на собор и дома на горе", – записал он в дневнике в тот день. В августе 1917-го он думал о спокойной жизни в далеком от столиц сибирском городе, спрятанном в лесах, он надеялся, что сможет охотиться или рыбачить. Но все сложилось иначе, ссылка превратилась в домашний арест: никаких развлечений или встреч со знакомыми, в город ни шагу, даже в церковь не выходили. Царя охраняли. Дом и внутренний дворик за забором, 120 шагов от одной стороны до другой – вот и все пространство для жизни. 

В бывшем губернаторском доме, где Романовы прожили восемь месяцев, до апреля 1918-го, весной 2018 года открылся музей семьи императора Николая II. "Мы считали, что тема достаточно изученная, именно тобольский период жизни семьи, а оказалось, когда стали готовить проект, не совсем так – знания все-таки размытые, без опоры на источник", – признается Эдуард Бурнашев, сотрудник Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника. 

Он наш проводник по временному дому Романовых. Столовая, кабинет Николая, большая гостиная, где пили чай, читали или смотрели кино по вечерам, спальни детей – современный порядок вещей собирался и расставлялся по фотографиям из альбома, который сохранился в архиве музея. Из подлинных интерьеров остались скрипучая лестница на второй этаж, печи и входная дверь, после отъезда вещи семьи были вывезены или распроданы. Воспоминания, дневники, письма, гербарии, шаль, книги – через них мы пытаемся "увидеть" семью, когда-то жившую в этом доме. Чем они занимались целыми днями? "Они часто писали – начался новый день, и он такой же скучный, как прошлый", – говорит Эдуард Бурнашев. 

Николаю пришлось придумывать себе занятия. Император много читал, в основном русскую классику – Толстой, Тургенев, Лесков. Но нужна была и физическая работа. "Тогда он выходил во двор, маршировал, чтобы сохранить воинскую выправку, он был человек военный, – рассказывает Бурнашев. – Уже позже ему привезли дрова, чтобы он их пилил". 

Как самая обычная семья, Романовы вели хозяйство – разбили огород, у них были куры, свиньи и конюшня. После запрета выходить в храм в большой гостиной был устроен иконостас. Долго не знали, чем занять досуг, и вдруг неожиданное и радостное решение – учитель английского языка Гиббс предложил ставить пьесы. И они стали спасением. 

"Например, известная пьеса "Медведь", в которой участвовал император и его дочь Ольга, в этой пьесе герой императора, помещик, негативно выражает свои мысли в адрес хозяйки поместья. Кричит, что он ее ненавидит. Здесь можно понять душевное настроение самого императора. Его воспитание, этикет ему не позволяли никогда кричать на слуг, приближенных, на свою семью и детей. А в этой пьесе он мог выразить всю боль душевную, он мог кричать, все думали, что это игра, сценарий, но на самом деле это наверняка было выражением внутренних чувств, всплеск эмоций", – продолжает Бурнашев. 

Весной 1918 года революция докатилась до Сибири, местная власть перешла к большевикам, настроение в городе, а потом и в доме стало меняться. В марте семья официально оказалась под арестом, а не под охраной. Солдаты с большевистскими взглядами не скрывали ненависть к бывшему монарху – на заборах появилась нецензурная брань, на качелях оскорбления в адрес императора. Апофеозом стал приказ о снятии погон. Его озвучил Евгений Кобылинский, начальник особого отряда по охране царской семьи в Тобольске. Николай Александрович написал об этом в дневнике: "Этого свинства я им не забуду!". Одна из немногих эмоциональных записей.

История с погонами стала началом новых жестких правил. Сократили расходы на содержание семьи, Романовым пришлось уволить часть прислуги, стало не хватать денег на еду. В городе начались перебои с продовольствием, выросли цены, для сибирской столицы наступило новое время. 

"Если Петроград голодал в период как раз между двух революций, то здесь крестьяне колеса у повозок смазывали сливочным маслом, – и не понимали, что там происходит. Здесь голода не было, здесь жили хорошо местные жители, в достатке, поэтому не было проблем в том, чтобы поделиться продуктами с царской семьей", – Эдуард Бурнашев описывает жизнь Тобольска в те годы. Но помощь приходила и с другой стороны.  

От центра Тобольска до Иоанно-Введенского женского монастыря на машине мы добираемся за 15 минут. Спуск с крутого холма заканчивается ровно у ворот монастыря, напротив небольшая деревня, мальчишки катят велосипед по обочине, дорога убегает дальше. Тяжелая калитка хлопает у нас за спиной, и мы внутри. Обычная монастырская территория – с храмом, хозяйственными постройками и домиками для монахинь. На ступеньках сидит рыжий кот и жмурится от солнца. Кусты роз вдоль дорожек – белые, красные, розовые бутоны ждут нового дня, чтобы раскрыться. Очень тихо, как будто толстые монастырские стены забирают все звуки извне. Нас встречает местный священник, отец Алексий, и ведет в дом настоятельницы.

По дороге мы вместе вспоминаем, как сестры из монастыря приходили к Романовым в дом на богослужения, приносили еду – мед, сладости, орехи, грибы. Из разговора мы неожиданно узнаем – монастырь был готов принять и укрыть семью в Тобольске. "Когда Волков, личный камердинер Александры Федоровны, прибыл в монастырь, чтобы узнать, возможно ли здесь разместить царскую семью, оказалось, что место имеется – вот этот красный корпус, – отец Алексий показывает на соседнее кирпичное здание. – Его к этому времени построили, там только не было дверных проемов и оконных рам, и, к сожалению, не было еще допуска от епархиального начальства на использование здания. И по этой причине матушка ему сказала, что дайте две недели и закончим все документальные дела, установим оконные рамы, двери и можно будет переехать. Но спустя 10 дней прибывает комиссар Панкратов, и переезд Романовых был просто невозможен в дальнейшем".

Тот самый корпус только что отреставрирован, сейчас в нем детский приют – монастырь с недавнего времени опекает детей, оставшихся без родителей. На веранду дома выходит монахиня и звонит в небольшой колокол, висящий у входа. Пять, шесть ударов, звонко. "Время обедать", – говорит отец Алексий, – пойдемте". В трапезной мы сидим вместе с монахинями за длинным деревянным столом, покрытым клеенкой, напротив – еще один стол, там дети: мальчик лет трех, две девочки постарше присматривают за ним. Скромный обед – суп, общие на каждый стол тарелки с синей полоской по краю, в одной макароны, в другой вареная картошка. Серый плотный хлеб, крепкий чай из большого алюминиевого чайника. Одна из монахинь читает "Жития святых". После обеда все встают и поют молитву. Мы слушаем. И опять пытаемся представить, что если бы действительно успели, уехали, спрятались в монастыре, и потом бы ушли дальше, на восток… 

Было и другое место, где могла бы оказаться семья – Тобольский тюремный замок. "Когда большевики захватили здесь власть, было принято решение о переводе императорской семьи в Тобольский тюремный замок, и даже камеры стали готовить. Вся семья могла оказаться у нас в тюрьме", – говорит историк Эдуард Бурнашев. 

Кому-то очень хотелось пополнить список знаменитых постояльцев этой тюрьмы – Достоевский, Чернышевский, Короленко, почему бы и не Романовы. Сейчас в бывшем тюремном здании музей и хостел, где предлагают почувствовать себя заключенным. Кирпичные стены, выкрашенные белой краской – ремонт сделан недавно. Карцеры со свежей штукатуркой и новые рамы в окнах создают иллюзию музейного современного пространства. Но нет. Тюрьма здесь была и в наше время, закрыта в 1989 году. Строгого режима, а до этого – царская десятки лет. Стены и энергетика те же. Боль, страдания, грязь, голод, тысячи человеческих тел, безумие, страх – ничего не исчезло. И чуть сладковатый запах. Как бы там чувствовали себя Романовы, можно только догадываться. Но приезжает новый комиссар с мандатом о переводе семьи в Екатеринбург. И, видимо, уже понимая, что отъезд неизбежен, семья пытается спрятать самые ценные вещи.

Слухи о сокровищах семьи, оставленных в Тобольске, ходят до сих пор, возможно, есть и охотники за ними. Ведь бывший царь был беден и богат одновременно – царская семья привезла с собой в ссылку почти все фамильные драгоценности. В 1919 году во время отступления часть из них вывез Колчак, но в каком объеме и кто сопровождал – неизвестно. В 1922 году собирали ценности из всех российских храмов в пользу голодающих Поволжья. Иоанно-Введенский монастырь тоже передал свои вещи, среди них оказались драгоценности Романовых. Начались обыски, арестовали игуменью, на территории монастыря перерыли все, перекопали огороды, сад, разбирали стены, правда, больше ничего не нашли. 

"Часть сокровищ была обнаружена, в основном – в Иоанно-Введенском женском монастыре, а мы с коллегой, когда начали эту тему изучать, пришли к выводу, что неспроста сюда после расстрела императорской семьи стали приезжать свита, слуги царской семьи. Возможно, был какой-то уговор, договоренность, потому когда полностью все финансирование было прекращено для царской семьи, они не могли платить, слуги бесплатно работали, помогали семье. Те, кто уцелел и не был подвержены репрессиям – Жильяр, Гиббс, Волков, Чемодуров – они все возвращаются в Тобольск", – рассказывает Эдуард Бурнашев. 

Почему они возвращаются? У камердинера Волкова в монастыре жила семья, но у другого камердинера, Чемодурова, семья была в Петрограде, и он все равно заехал в Тобольск. Пьер Жильяр, бывший наставник цесаревича Алексея, также весьма странным маршрутом уезжает в Харбин. Все едут через монастырь. Или они договорились – кто останется в живых, тот и сможет воспользоваться частью сокровищ? Предположения, слухи, домыслы, закрытые архивы и, возможно, ждущие своего часа царские бриллианты – эта часть истории пока не закончена. 

Мы уезжали из Тобольска со смешанными чувствами. Практически все историки, с кем мы встречались по ходу нашего путешествия, говорили в один голос – да, семья была по-своему счастлива в Тобольске все восемь месяцев в этом довольно просторном бывшем губернаторском доме, в котором Романовых помнит лишь скрипучая лестница на второй этаж. Про них почти забыли. Если первые месяцы под окнами собирались толпы зевак, то к зиме интерес к царю поутих – живет и живет. Николай Александрович занимался домашними делами – его не отвлекали государственными заботами, он мечтал об этом долгие годы. Они были вместе. Они даже привыкли жить за забором. Но каким призрачным кажется это семейное счастье под арестом сейчас, взглядом из наших дней? Когда мы знаем, что случилось дальше.

________________________________________________________________________________________

Кто Вы, Николай II? Биограф о причинах отречения и характере императора

Блокада Петербурга. Кому достался город после отречения Николая II

Частная жизнь Николая II: как жил и что делал бывший царь после отречения

________________________________________________________________________________________

У радио Sputnik отличные паблики ВКонтакте, Facebook и Одноклассники. А для любителей ярких и наглядных новостей, – наш Instagram. 

Источник: РИА новости

0
00:00
51
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!