Спортбайки, Климт и киноафиши: как Цхинвал изменился за 10 лет после войны

Спортбайки, Климт и киноафиши: как Цхинвал изменился за 10 лет после войны

ЦХИНВАЛ, 3 авг – РИА Новости. Южная Осетия готовится отмечать десятую годовщину обретения независимости: 26 августа в Цхинвале ждут высокопоставленных гостей из-за рубежа и представителей России. В городе идет активная стройка, но именно в последний год, в отличие от предыдущих девяти, в глаза стали бросаться результаты восстановления.

Грузия в ночь на 8 августа 2008 года обстреляла из установок залпового огня "Град" Южную Осетию, грузинские войска атаковали республику и разрушили часть ее столицы Цхинвала. Россия, защищая жителей Южной Осетии, многие из которых приняли гражданство РФ, ввела войска в республику и после пяти дней боевых действий вытеснила грузинских военных из региона. Москва 26 августа 2008 года признала суверенитет Абхазии и Южной Осетии.

Руководители России не раз заявляли, что признание независимости двух бывших грузинских автономий отражает существующие реалии и пересмотру не подлежит. Представители нового правительства Грузии, которые пришли к власти по итогам выборов в октябре 2012 года, не раз заявляли, что надеются вернуть территории Абхазии и Южной Осетии, но исключительно мирным путем.

Недавно открылся отреставрированный Юго-Осетинский государственный университет, разбитый во время событий 2008 года. Готовится открытие местного драмтеатра, который был построен в 1931 году, а в 2005-м сгорел. Здесь же на центральной площади Цхинвала снесена одна из двух государственных гостиниц города – возведенный в 1930-х "Ирыстон". Из-за ветхости в этой гостинице не везде можно было ходить: боялись, что провалится пол. Теперь, как рассказали в руководстве республики, на ее месте планируется заново построить точную копию исторического здания.

Кое-где попадаются и испещренные осколками от мин и снарядов стены, развалины до сих пор не восстановленных домов. Вторая гостиница "Алан" выглядит как и 10 лет назад. Но в отличие от тех времен, когда вода шла из крана только один час в сутки, теперь тут нет перебоев. "Вода идет всегда, и горячая тоже, — с гордостью рассказывает горничная. – Правда, кран холодный с горячим перепутаны". Рядом с унитазом, как и в прежние времена, стоит наполненное до краев ведро — на всякий случай.

В городе появились мотоциклисты. Год назад спортбайков в Цхинвале видно не было. Дорожное движение стало гораздо активнее, на некоторых перекрестках собираются миниатюрные пробки. За рулем появились женщины, что раньше никак не вписывалось в патриархальный и несколько провинциальный уклад города. На улицах можно встретить автомобили местной автошколы.

Как сказал РИА Новости президент Южной Осетии Анатолий Бибилов, самое главное изменение спустя 10 лет после войны заключается в том, что люди начали жить спокойно и просто не боятся, что в любой момент могут начаться обстрелы. Они не находятся в состоянии постоянной боевой готовности. Людей в камуфляже в городе почти нет. Появились афиши к кинофильмам и даже местным спектаклям.

Только торчащая из кафеля Дома профсоюзов башня танка, который, по некоторым данным, подбил тогдашний секретарь Совбеза республики Анатолий Баранкевич, напоминает о том, что в августе 2008 года Цхинвал охватила пятидневная война. Сегодня эта война осталась только в воспоминаниях.

Спасибо, Россия!

Таксист Гиуар родом из Джавы. Теперь подрабатывает извозом. Ребенком застал первую грузино-осетинскую войну 1991-1992 годов. Одно время он жил в Цхинвале. Но бабушка вовремя смекнула, что надо увозить детей, рассказывает Гиуар.

Конфликт 2008 года он не застал – был во Владивостоке у родственников. Повоевать успели два его двоюродных брата. Оба инвалиды.

"У одного теперь не работает рука. А второго снизу ранило – хорошо, что успел до этого детей заделать", — говорит таксист. "Но государство, конечно, помогает им очень, квартиру дали", — добавил он.

На въезде в Южную Осетию после Рокского тоннеля, по которому в августе 2008 года шла российская техника, белыми буквами на склоне горы написано: "СПАСИБО, РОССИЯ!"

Таксист берет мобильный телефон. "Дождись моего приезда, ничего не делай", — говорит он кому-то.

Собеседник — его друг, который поставил на победу осетинского боксера Мурата Гассиева в бое с украинцем Александром Усиком. Поставил машину и 50 тысяч рублей тайком от родителей. Тот поединок выиграл украинец.

"Теперь боится домой возвращаться – вторую неделю где-то живет. Я ему говорю, чтобы хоть потаксовал, потихоньку бы деньги вернул", — объясняет Гиуар.

"У нас на этом бое многие залетели", — говорит он.

На посту ГАИ машину останавливают. Досматривают багажник, проверяют документы. "Три недели назад просили у меня бензин отлить три литра, а теперь тормозят. Осетины плохой народ, грызут друг друга", — говорит Гиуар, заводя машину.

По его словам, работать в Южной Осетии сегодня можно в госорганах, в силовых структурах, либо в такси, да в мелкой торговле. Другой работы нет, считает таксист.

Безбедная жизнь

Впрочем, его земляк, пенсионер Хазби Дзагъиаты 86 лет на жизнь не жалуется. Он разводит пчел и каждый день проходит 5 километров пешком.

Хазби живет с семьей в еврейском квартале Цхинвала. Эта часть города считается самой древней. Директор Национального музея Южной Осетии Мераб Зассев рассказывает, что изначально основное население Цхинвала составляли евреи и армяне.

Сегодня в еврейском квартале можно слышать даже грузинскую речь. В 2008 году эта часть пострадала от обстрелов так же, как и весь город.

"7 августа я поехал в Мамисанта (село в пригороде Цхинвала). Вечером прилег у окна, которое как раз выходит на город. В половине двенадцатого начало громыхать. Смотрю вниз и видно – снаряды туда-сюда летают. Светло, как днем. Я спустился в подвал и просидел там до утра", — говорит Хазби.

На следующий день он решил спуститься в город, в еврейский квартал, где у него оставались дети и внуки. "Смотрю, квартал полыхает уже. Я сперва в район ТЭК (на востоке города) побежал. Вижу, вертолеты, думаю, русские прилетели помочь. Обрадовался. А потом слышу на грузинском крики "сюда, сюда". Развернулся", — рассказывает Хазби.

Недалеко от дома Хазби ранило. "У соседа гараж – в него прилетело что-то и взорвалось. Взрывной волной меня отбросило. И из уха кровь пошла. Но до своих я добрался. Слава Богу, все целы остались", — не скрывает радости пенсионер.

"А когда российские танки приехали, грузинские военные на ходу срывали с себя форму, бежали с ТЭК в одних трусах. Сам видел. Потом поднялся и принес два вещмешка: вроде американская форма, а внутри подписано грузинскими фамилиями", — вспоминает Хазби.

Сегодня он разводит пчел у себя в Мамисанта. Говорит, что получает пенсию в 21 тысячу рублей, и этого хватает на безбедную жизнь. "Пока я жив, пчел не оставлю. Я если за день своих пчел не увижу и если меня пчела ни разу не ужалит, то и уснуть не могу", — шутит Хазби.

Последняя из коренных

В глубине еврейского квартала в одной комнате живет Роза Джинджихашвили. Ее называют последней коренной еврейкой города. Многие жители искренне удивляются, когда узнают, что в Цхинвале вообще остался кто-то из представителей древнего народа.

Бабушка Роза живет одна. Родные, которые у нее были, давно в Израиле. Сама она уже оставила мечты о том, чтобы побывать на святой земле.

В августе 2008 она пряталась от пуль на полу за дверью, заваленной вещами комнаты. Вторая комната, родительская, сгорела, вещи пришлось перенести оттуда. "Постоянно мощные залпы, выстрелы, все зеркала поразбивало", — вспоминает Роза, путая грузинские, русские и осетинские слова.

Когда-то бабушку Розу взялся опекать Красный Крест. А выпускники второй школы решили подарить ей стиральную машину. Но старушка так и не воспользовалась подарком. В комнате просто не хватает места. "Я стиральную машину соседке Венере отдала, а то если на улице будет стоять, ее украдут. Красный Крест сказал: уберите угол, и сделаем вам кухню, там поставишь машину", — объясняет Роза, приделывая предлоги из одного языка к словам из другого.

"Это брит мила – обращают в веру", — показывает старушка свой еврейский календарь на 2018 год.

В постройке, в которой она живет, спертый воздух, посреди кучи старых вещей стоит печка, у окна гудят мухи. У порога рассыпаны куски хлеба – хозяйка подкармливает двух котов. "Что не доем, им отдаю", — улыбается Роза.

Старушка, улыбаясь, жалуется, что застудила ноги. Говорит, что собирается пойти сдать анализы врачам, которые приехали в Цхинвал из России: "Говорят, что врачи приехали. Хочу им анализы сдать. Застудила ноги. Болят очень. Лекарства не помогают".

Роза говорит, что привыкла к трудностям, как и все местные жители. Тем не менее, на улицах Цхинвала редко можно встретить угрюмое лицо. Возможно, это связано с тем, что главная беда, действительно, позади — угрозы выживанию больше нет. Восстановление еще не закончено и в городе попадаются полуразрушенные серые дома. В последнее время кто-то взялся рисовать на их стенах яркие картины в манере Густава Климта.

Источник: РИА новости

0
00:01
20
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!