Alexa

Николай Кудашев: санкции США принципиально не влияют на ВТС России и Индии

Николай Кудашев: санкции США принципиально не влияют на ВТС России и Индии

Посол России в Индии Николай Кудашев рассказал в интервью РИА Новости о взаимодействии Москвы и Нью-Дели на двустороннем и международном уровнях, сотрудничестве в торговле и энергетике, а также о попытках США вытеснить РФ с индийского рынка вооружений.

- Вы официально были назначены послом в Индии чуть меньше года назад. Как вы оцениваете в целом нынешнее состояние российско-индийских отношений и на какие направления в своей работе вы намерены в дальнейшем делать акцент?

— Действительно, я прибыл в Индию примерно год назад, сменив моего великого предшественника, к несчастью, безвременно нас покинувшего Александра Михайловича Кадакина. Индии в этом смысле вообще повезло — послами в этой стране были далеко незаурядные люди, такие, как Кадакин, Вячеслав Трубников, Юлий Воронцов и многие другие, которые на славу потрудились во имя и ради развития наших двусторонних отношений и сотрудничества между Москвой и Нью-Дели на международной арене. Моя задача — это, конечно, продолжить их славное дело, послужить интересам отечества, послужить интересам взаимодействия двух наших стран во благо мира, прогресса и процветания.

Несколько слов о двусторонних отношениях между Россией и Индией. Эти отношения носят особый характер, совершенно исключительный, недаром им присвоено определение отношений особо привилегированного стратегического партнерства. В минувшем году мы отмечали 70-летие установления дипломатических отношений между Россией и Индией, однако история двусторонних отношений уводит нас вглубь веков.

Характерная черта двусторонних связей — это особо доверительные отношения и контакты между лидерами двух стран, между президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным и премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Они встречаются ежегодно по четыре-пять раз — это дело нечастое в практике межгосударственных отношений, — в том числе в рамках обязательного ежегодного регулярного двустороннего саммита. В октябре этого года в Нью-Дели ожидается очередной такой саммит. Кроме того, практика общения наших лидеров пополнилась новым форматом. Это неформальные саммиты. Первый такой саммит состоялся совсем недавно в Сочи.

Естественно, диалогом на высшем уровне палитра двусторонних отношений не исчерпывается. У нас проходят регулярные министерские контакты, контакты между министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Сушмой Сварадж, заседают двусторонние межправительственные комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и по военно-техническому сотрудничеству. В ближайшие месяцы — поздним летом и осенью — предстоят эти два заседания. Естественно, поддерживаются контакты по линии многочисленных профильных ведомств и активно работают механизмы двусторонних консультаций, я даже перечислять их не берусь — их слишком много. Так что можно смело сказать, что отношения между нашими странами носят прочный, проверенный временем и глубоко эшелонированный характер.

- А как обстоят дела во взаимодействии наших стран на международных площадках?

— Вообще наши связи в международной сфере характеризуются общностью позиций по ключевым проблемам современности, таким, как необходимость укрепления центральной координирующей роли ООН в международных делах, строгого соблюдения международного права, приверженность разоружению и нераспространению. Кстати, как вам наверное известно, недавно на внеочередной конференции государств-участников КЗХО (Конвенция о запрещении химического оружия) Индия проголосовала против деструктивного английского проекта резолюции. Нас объединяет неприятие односторонних санкций, заинтересованность в гуманизации международного экономического порядка, политическом урегулировании кризисов, в том числе в Сирии и на Украине.

Естественно, этим общность наших взглядов не исчерпывается. Она подтверждается на площадках таких влиятельных форматов и организаций, как БРИКС, ШОС, РИК. БРИКС в наших глазах и глазах наших коллег — это, прежде всего, новая модель построения межгосударственных отношений. Формат этот живет, развивается. Наша повестка в нем хорошо известна — проблематика информационной безопасности, энергетики, освоения космического пространства, привлечения женщин к экономической активности, консолидации межрегиональных связей в рамках БРИКС. По всем этим пунктам мы встречаем понимание наших индийских коллег и партнеров. В ШОС Индия вступила недавно вместе с Пакистаном и при прямой поддержке РФ. Нью-Дели — активный участник обеспечения региональной безопасности в Центральной Азии и вокруг нее, участник Контактной группы ШОС — Афганистан. РИК — Россия, Индия, Китай — столь же многообещающий формат, который характеризуется диверсификацией своих связей. Помимо контактов на высоком уровне, он обогащается диалогом рабочего уровня по региональным сюжетам, в частности по проблематике Азиатско-Тихоокеанского региона, контактами по линии молодых дипломатов.

Кроме того, Индия вместе с нами активно участвует в диалоге по проблематике строительства в Азии, на Тихом Океане новой архитектуры региональной безопасности. Диалог этот ведется на разных уровнях, в том числе в Джакарте, мы связываем с этим диалогом большие надежды. Надежды эти подкрепляет тесное сотрудничество между Россией и Индией в асеаноцентричных механизмах, таких, как система диалогов АСЕАН, Асеановский региональный форум и механизм Восточно-Азиатских саммитов.

- Вы как раз упомянули регулярный двусторонний саммит. Известна ли уже дата его проведения, а также сроки проведения заседаний межправкомиссий? А также не могли бы рассказать, готовятся ли к подписанию какие-то двусторонние соглашения?

— Я бы, наверно, предпочел ответить так. Позвольте мне рассказать о наших двусторонних отношениях в целом, отсюда вытекает повестка дня саммита и повестка дня заседаний межправительственных комиссий. Что касается саммита, то, насколько мне известно, состоится он в октябре. Было бы не совсем правильно, если бы я стал анонсировать дату этой встречи прежде соответствующих президентских структур, это должны сделать они, но октябрь текущего года уже утвержден в качестве периода проведения встречи. В канун саммита, летом — в начале осени, мы ожидаем проведения заседаний двух межправительственных комиссий.

Что касается наших двусторонних отношений, то они стремительно развиваются. Обогащается новыми формами политический диалог на высшем, высоком и рабочем уровнях. Растет двусторонняя торговля, ее нынешний объем составляет примерно 10 миллиардов долларов в год. Много это или мало? Конечно, немало. Достаточно ли для двух стратегических партнеров, двух огромных, стремительно развивающихся государств? Конечно, недостаточно. И практика подтверждает такое наблюдение — наша торговля увеличивается темпами до 20% в год. В текущем году мы выйдем за показатели 10 миллиардов долларов. И думаю, что если дело будет идти таким образом, а есть все основания надеяться на это, в ближайшие три-четыре года наш товарообмен достигнет 30 миллиардов долларов и более.

Торговля и инвестиционное сотрудничество развиваются как по традиционным направлениям, так и по новым. Если говорить о традиционных, то это, конечно, атомная энергетика. Успешно продвигается проект "Куданкулам". Индийская сторона подтверждает заинтересованность в продолжении этого позитивного опыта нашего сотрудничества и ведет активную работу по подбору второй площадки для строительства следующей очереди нашего совместного атомного проекта. Наше взаимодействие с Индией в области атомной энергетики вышло за рамки двустороннего — оно обретает жизнь в третьих странах. В частности, состоялся запуск строительства АЭС в Бангладеш в Руппуре, трехсторонний проект Россия-Индия-Бангладеш. Это хороший позитивный опыт, большой комплексный проект, который связан и со строительством, и со значительным заделом в локализации производства.

Помимо атомной энергетики у нас в последнее время получили хорошее развитие связи в сфере нефти и газа. Россия стала поставщиком сжиженного природного газа в Индию, заключен первый контракт между индийскими партнерами и Газпромом. Он рассчитан на 20 лет, и, если я не ошибаюсь, его совокупный объем превышает 23 миллиарда долларов — это крупный контракт, но с учетом растущих энергозапросов Индии. Можно ожидать, что это всего лишь первая ласточка. У нас развивается сотрудничество в нефтяной сфере. Речь идет не только о поставках нефти, но и об инвестициях. Как вам известно, Роснефть, наш нефтяной гигант, — это один из крупнейших инвесторов в индийский нефтяной сектор. Сделка по приобретению компании Essar Oil объемом 13 миллиардов долларов — беспрецедентна для истории индийского рынка. С участием Роснефти создана новая компания Nayara, которая имеет большие планы по расширению своей активности в Индии.

Надо прямо сказать, что Индия нам отвечает взаимным интересом. Она — крупный инвестор в нефтегазовые проекты Сахалина, в угольные проекты Дальнего Востока. Индийские компании, предприниматели интересуются энергетическими ресурсами российской Арктики и, соответственно, судьбами Северного морского пути. Так что нас с Республикой Индия все больше и больше связывает не только общность политических воззрений, но и уплотнение наших торговых и инвестиционных связей и складывание, если хотите, своего рода единого или общего народно-хозяйственно комплекса. Недаром Россия заинтересованно отнеслась к анонсированным правительством Моди программам "Делай в Индии", сейчас в рамках 21 приоритетного инвестиционного проекта идет активная работа по вхождению в этим планы, будь то в области нефтехимии, инфраструктуры или фармацевтики.

- Сейчас много говорится о том, что подписание соглашения о зоне свободной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом тоже может внести некий вклад в активизацию торгово-экономического обмена между РФ и Индией. Параллель достаточно долго прорабатывается, но пока еще не реализован проект коридора "Север-Юг", который также состыкован с такой идеей, как режим "зеленого коридора" в таможенном регулировании. Не могли бы вы рассказать, какой, с вашей точки зрения, будет экономический эффект от ЗСТ между Индией и ЕАЭС для двусторонней торговли и на каком этапе находится реализация проектов "Север-Юг" и "зеленый коридор"?

— Индия — великая азиатская держава, которая с растущим интересом присматривается к предложению президента РФ Путина о создании Большого евразийского партнерства с участием ЕАЭС, стран ШОС и государств АСЕАН. Очевидно, что интересы безопасности, стабильного, предсказуемого экономического развития такого гиганта, как Индия, немыслимы, невозможны в изоляции от евразийского пространства, его основных игроков, в частности России. По моим ощущениям, понимание этого в индийском руководстве крепнет, хотя некоторые наши геополитические конкуренты подсказывают и нашептывают Индии другие варианты в обход очевидных реальностей. Из общего интереса Индии к поддержанию нормальных отношений со своими ближайшими соседями, обеспечению устойчивого, поступательного экономического роста, вытекает и интерес к развитию отношений с ЕАЭС. У нас состоялся первый раунд переговоров, пока они носили технический характер, то есть это были переговоры о модальностях дальнейших переговоров, что тоже очень важно: чтобы понимать друг друга, добиваться результата, нужно понимать, о чем мы говорим, как мы говорим, в каком формате. Переговоры были хорошими, результативными. На мой взгляд, стоит ожидать ускорения этого переговорного процесса и повышения интереса Индии к нему как в силу общей востребованности партнерских идей в Евразии, так и в силу сужения поля сотрудничества в результате санкционных воздействий на ряде других направлений.

Естественно, для их реализации нам нужно преодолеть дефицит связуемости. Коридор "Север-Юг" — это один из приоритетов России, один из приоритетов Индии. Индия многое делает для развития этой идеи, несмотря на сложную ситуацию, складывающуюся вокруг Ирана. Уверен, перспектива этого проекта очень хорошая, потому что он не имеет искусственного характера, а востребован жизнью, тысячелетиями истории отношений между нашими странами.

- В последнее время ВТС России и Индии, несмотря на то, что связи эти остаются достаточно прочными, подвергается критике со стороны США, вплоть до угроз санкциями, как, например, происходит с планами Индии закупить российские системы С-400. Как мы оцениваем это давление, действительно ли оно имеет место, насколько серьезную создает угрозу для ВТС РФ и Индии и что говорят индийские партнеры по этому поводу?

— Во-первых, не могут сказать, что отношение США к советско-индийским и российско-индийским отношениям, в том числе в оборонной сфере, когда-либо было особо дружелюбным. Нынешний этап не является исключением. Характерная примета нынешнего времени — это санкции против российских производителей, являющиеся приемом недобросовестной конкуренции и преследующие цель оттеснить нас от оборонного сектора, вытеснить из индийского военно-политического пространства. Наше отношение, конечно, отрицательное. Мы готовы к равноправной, честной и открытой конкуренции, но это явно не конкуренция, а нечто совершенно ей противоположное.

Оказывает ли это влияние на наши военно-технические связи? Принципиального влияние не оказывает. Мы остаемся ближайшими партнерами, и все наши договоренности в военно-технической сфере продолжают работать. Это касается и закупок С-400, и совместного производства вертолетов Ка-226, и многих других проектов. Создают ли санкции сложности? Да, создают, определенного рода, но я вам честно скажу, что эти сложности имеют преодолимый характер. И поиск развязок проблем ведется, и они, несомненно, будут найдены.

- Можно много говорить о российско-индийских отношениях в культурно-гуманитарной сфере. Какие сейчас направления сотрудничества в этой сфере наиболее актуальны сегодня? Кинематограф в последние годы был на слуху, но какие направления вы считаете сегодня самыми динамичными?

— Колоссальные перемены в российском и индийском обществах привели к тому, что к развитию двусторонних отношений оказались привлечены ранее не участвовавшие в этом слои населения — миллионы людей. Из этого вытекает то, что интерес к узнаванию друг друга, к культурному обмену, туристическому обмену растет. И растет не от случая к случаю, а обретает характер традиции, явления. Совсем недавно, осенью прошлого года, в Индии прошла неделя российского кино. Уже осенью этого года мы ожидаем повторения этой практики, проведения очередной недели российского кино в Дели, Мумбаи, может, где-то еще — это определят наши кинематографисты. Успех огромный. Естественно, мы ожидаем звезд Болливуда, индийского кинематографа здесь, в Москве. В этом году, где-то с сентября по декабрь, можно ожидать большого фестиваля российской культуры в Индии. Он пройдет по нескольким точкам, в том числе в Дели. Там будут и инструментальная музыка, и танцы, и другие виды искусств. Вообще симпатия, интерес российского и индийского народов друг к другу — это не общие слова, а практика. Эта симпатия выдержала испытание временем и является силой, питающей наши политические, экономические и любые другие контакты.

Источник: РИА новости

0
00:00
20
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!