alexametrics

Михаил Галузин: размещение ПРО США в Японии нарушит стабильность в регионе

Михаил Галузин: размещение ПРО США в Японии нарушит стабильность в регионе

В ближайшее время Россия и Япония планируют провести переговоры министров иностранных дел и обороны в формате "2+2". О перспективах заключения мирного договора, о совместном освоении южных Курил, о том, какую угрозу несет американская ПРО в Японии, о переговорах по безвизовым поездкам, а также о том, чего не хватает российско-японским отношениям, в интервью корреспонденту РИА Новости Алану Булкаты рассказал посол России в Японии Михаил Галузин.

—  Есть ли понимание, когда пройдут переговоры министров иностранных дел и глав минобороны России и Японии в формате "2+2"? Что планируется обсудить в ходе этого раунда?

— Сам факт того, что такой формат совместных встреч министров иностранных дел и обороны существует в российско-японском диалоге, существует в системе российско-японских отношений, уже говорит о многом. Прежде всего, он говорит о позитивном характере наших отношений, о позитивной доверительной атмосфере наших отношений, которая сформирована, прежде всего, благодаря регулярному системному диалогу между нашими лидерами, президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром Японии Синдзо Абэ.И ярким примером такого диалога лидеров, конструктивного и ориентированного на результат, были переговоры наших лидеров в ходе визита премьер-министра Японии в Москву и Санкт-Петербург в мае этого года. Как мы помним, тогда премьер-министр Японии впервые в истории российско-японских отношений принял участие в ПМЭФ, состоялись переговоры на высшем уровне в Москве. И в Москве же лидерами в историческом здании Большого театра был дан старт программе перекрестных годов России в Японии и Японии в России. Это тоже уникальное для наших отношений масштабное мероприятие, которого раньше в наших отношениях не было.

Тогда же по итогам встречи на высшем уровне и была зафиксирована договоренность о том, что вскоре пройдет встреча министров иностранных дел и обороны в формате "2+2". Я вам могу сказать, что эта встреча состоится в ближайшее время, но официально дата будет объявлена в установленном порядке по линии МИД и Минобороны.

Будет визит председателя верхней палаты японского парламента в Москву в следующий понедельник-вторник.

— Обращалась ли японская сторона к России с приглашением принять участие в формировании новой международной структуры или фонда для финансирования ядерного разоружения КНДР, о которой заявил не так давно премьер-министр Японии Синдзо Абэ?

— Как заявил президент Владимир Путин в интервью Fox News, для того, чтобы добиться полной денуклеаризации Корейского полуострова, безусловно, потребуются международные гарантии, и Россия готова внести свой вклад в том объеме, который от нее будет требоваться.

После того или параллельно с тем, как будет проходить денуклеаризация Корейского полуострова, мы считаем необходимым наладить в многостороннем формате обсуждение вопроса о том, каким должен быть механизм обеспечения устойчивого мира, безопасности и стабильности в Северо-Восточной Азии и прежде всего на Корейском полуострове и вокруг него.

Я очень надеюсь, что в этой части, как и в части в целом необходимости денуклеаризации Корейского полуострова, наши подходы, наши взгляды с Японией достаточно близки.

Что же касается упомянутой вами идеи премьер-министра Японии, то, насколько я могу судить, пока она носит самый общий характер. Я не слышал, чтобы она была конкретизирована. Поэтому что-либо конкретное об этом сказать трудно. Не припоминаю я и каких-то адресных обращений к России в этой связи. Это идея японской стороны, озвучена на высшем уровне, но пока она, насколько я знаю, не конкретизирована.

— Как продвигаются переговоры России с Японией о возможности введения взаимных краткосрочных безвизовых поездок? Как к этому относятся в Токио?

— Мы вообще в принципиальном плане являемся сторонниками максимально возможной либерализации визового режима с Японией, рассматривая такую либерализацию как важный фактор активизации общения между нашими гражданами, активизации туристических потоков, активизации бизнес-контактов, активизации официальных контактов по линии правительственных министерств и ведомств. И здесь мы готовы идти настолько далеко, насколько к этому будет готова японская сторона. Вариантов здесь может быть немало. Это и формат безвизового въезда на 72 часа при наличии действующих транспортных документов, билетов для дальнейшего следования за пределы страны. От такого варианта до, предположим, введения безвизового въезда для туристов на достаточно большой срок — 30, 60 дней. Мы здесь готовы к максимально конструктивному, максимально ориентированному на результат диалогу.

Мы надеемся на то, что наши японские коллеги на каком-то этапе тоже проявят готовность к этому.

— Известны ли точные сроки визита Абэ в Россию? Будет ли он принимать участие только ВЭФ или запланирована еще какая-то программа?

— Вы правы, есть даты Восточного экономического форума во Владивостоке. Есть достигнутая в мае на высшем уровне договоренность о том, что господин Абэ воспользуется переданным ему приглашением и приедет на ВЭФ. Это важно для содержательной дискуссии на форуме, это важно для российско-японских отношений — то, что у нас такой регулярный диалог на высшем уровне. Это пока все, что я могу вам сказать.

— А японские коллеги не сообщали о какой-то программе Абэ помимо участия в ВЭФ?

— Еще почти два месяца до форума и говорить пока о деталях программы господина Абэ во Владивостоке, на мой взгляд, достаточно сложно. Главное, что он едет. Уверен, что он примет активное участие в форуме. Уверен, что будет диалог на высшем уровне между Россией и Японией во Владивостоке. Но о каких-то конкретных модальностях программы говорить пока просто рано.

— А о какой-то программе российско-японских контактов, помимо диалога на высшем уровне, в рамках ВЭФ что-то известно?

— Форум пока готовится. Сказать что-то конкретное трудно, но я очень рассчитываю, что с японской стороны прибудет представительная бизнес-делегация, которая активно поучаствует в работе форума, будет иметь широкие контакты с представителями российского бизнеса, с представителями администраций регионов Дальнего Востока России.

Пока я не располагаю сведениями о составе японской делегации.

— Известно ли вам что-нибудь о том, готовятся ли какие-то крупные соглашения к подписанию в рамках ВЭФ?

— Мы, конечно же, в режиме постоянного диалога с нашими японскими партнерами, в том числе и по вопросам укрепления договорно-правовой базы наших отношений, проработки возможных к подписанию бизнес-контрактов. Это та работа, которой мы занимаемся постоянно, но я не хотел бы предвосхищать какие бы то ни было результаты с тем, чтобы просто не дезориентировать общественность.

—  Москва ведет какую-либо подготовку к возможным трехсторонним встречам на каком бы то ни было уровне между Японией, Россией и КНДР в рамках ВЭФ?

— Я об этом не слышал. Я лишь знаю о том, что лидер КНДР приглашен посетить Россию с визитом.

— Японская сторона в последнее время начала заявлять о готовности к налаживанию контактов с КНДР. Какие-то сигналы вы, как посол, видите со стороны Токио о том, что Япония была бы готова как-то осуществить эти контакты с представителями КНДР в рамках ВЭФ?

— Кроме сообщений японской прессы о том, что в качестве одного из гипотетически возможных мест для контакта японской и северокорейской сторон может быть ВЭФ, я не видел. Сообщения японской прессы были. Но я не знаю, насколько это соответствует действительности.

— Вам известно, в какие даты пройдет третий визит японской бизнес-миссии на Южные Курилы? Чему будет посвящена эта поездка?

— Я надеюсь, что она состоится в самом недалеком будущем.

— А чему конкретно будет посвящена эта поездка?

— Это вопрос в отборе и проработке проектов сотрудничества требует внимания, тщательного обсуждения с заинтересованными лицами и, прежде всего, предпринимателями с российской стороны.

— Почему пробуксовывает начало совместной хозяйственной деятельности на островах? Вроде бы определили пять сфер для совместной работы…

— Ну, это должен быть разговор практиков об очень конкретных проектах на земле в обозначенных вами сферах — это тепличное хозяйство, это ветроэнергетика, утилизация бытовых отходов, рыборазведение, туризм. Здесь на первый план выходит конкретный разговор практиков.

—  Ваши собеседники в Токио не говорили, сколько японская сторона готова инвестировать в развитие Южных Курил?

— Я не располагаю данными о каких-то конкретных цифрах, потому что пока нет конкретных проектов. Но, на мой взгляд, дело не в конкретной цифре, а в том, насколько тот или иной проект будет выгоден российской стороне и японской стороне. И именно об этом идет разговор. Я вообще полагаю, что цифры появятся на том этапе, когда будут проекты. Потому что речь идет о проектах между хозяйствующими субъектами.

— Одним из препятствий к совместной хозяйственной деятельности на островах был вопрос правового режима, в рамках которого будет работать японский бизнес. Как предполагается решать вопрос с правовыми рамками? Есть ли вероятность того, что японцы согласятся работать все-таки в рамках российского законодательства?

— Мы исходим из того, что российская правовая база, российское правовое поле предоставляет все возможности для самой продуктивной, самой эффективной хозяйственной деятельности зарубежных субъектов на российской территории. Есть законы, вводящие льготный режим в рамках территорий опережающего развития. Этим тоже можно воспользоваться. Так что в целом мы считаем, что у нас есть все инструменты для того, чтобы российско-японская совместная хозяйственная деятельность на Южных Курилах происходила в формате, не противоречащем российскому законодательству.

— Но японская сторона не готова пока…

— Вот, диалог идет.

— Идет ли в конкретном плане обсуждение с японскими коллегами возможного строительства моста с Сахалина на Хоккайдо? Заинтересованы ли японцы?

— Естественно, эта тема в числе других потенциальных российско-японских проектов обсуждается и по каналам межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам. Фигурирует она и в бизнес-диалоге. Надеемся, что этот знаковый, уникальный для российско-японских отношений проект и дальше будет предметом, прежде всего конструктивного обсуждения, и в перспективе будет реализован.

— Япония планирует к 2023 году разместить два комплекса ПРО Aegis Ashore на противоположных концах острова Хонсю. Готова ли Япония при каких-либо обстоятельства отказаться или отсрочить размещение этих комплексов? Учитывая, что главным аргументом в пользу их размещения является КНДР, а на этом треке сейчас наметилось улучшение?

— Мы считаем, что размещение такого рода объектов на территории Японии означает де-факто развертывание азиатско-тихоокеанского сегмента глобальной системы противоракетной обороны США. А таковое (то есть, развертывание глобальной системы противоракетной обороны США) мы считаем одним из главных факторов, дестабилизирующих обстановку в сфере глобальной безопасности.

И, честно говоря, у нас не получается верить тому, что говорят американские партнеры, в том смысле, что эта система противоракетной обороны не направлена против России, а ориентирована на Иран и КНДР.Как известно, иранская ядерная программа была поставлена под контроль. Она полностью проверяется МАГАТЭ, никаких нарушений не выявлено. Получается, что оружейной и ядерной программы у Ирана нет, а система глобальной ПРО продолжает жить и развиваться. То есть это наводит на подозрения относительно того, против кого же на самом деле направлены все эти изыскания в области глобальной ПРО, включая установку "Иджис Эшор" на территории Японии.

Поэтому, конечно, этот фактор вызывает у нас озабоченность. Мы откровенно говорим об этом японским партнерам. Вот и все. Пока я слышал о планах развертывания этих систем японской стороной, но не о планах ее демонтажа.

— В Токио пытаются успокоить Москву и заявляют, что только Япония единолично будет управлять этими комплексами. В связи с этим Россия хотела бы получить от Японии какие-то гарантии, что этими комплексами будет управлять только японская сторона, а они не станут частью системы глобальной ПРО США?

— Памятуя о том, насколько тесен японо-американский военный союз и каково в нем реальное распределение ролей, трудно поверить в то, что американская сторона передаст кому бы то ни было возможность для контроля ее глобальной ПРО в том числе в ее региональных сегментах

— Не вызовет ли размещение этих комплексов дисбаланс в стратегической стабильности АТР?

— На мой взгляд, вызовет. Глобальная ПРО США — это один из наиболее серьезных факторов, дестабилизирующих систему глобальной безопасности. И, соответственно, размещение объектов глобально ПРО США где бы то ни было — в Польше, в Румынии, в Японии, в Южной Корее — это все очень серьезный дестабилизирующий фактор.

— Как будет реагировать Москва на размещение этих комплексов в Японии?

— Это вопрос к министерству обороны.

— Премьер-министр Абэ заявил, что хочет решить проблему мирного договора при власти Владимира Путина. Но ведь решение установить "Иджис Эшор" явно не приблизит заключение договора.

— Я тут с вами полностью согласен. Размещение этих систем не приблизит решение проблемы мирного договора. Мы считаем необходимым культивировать в наших отношениях позитивную атмосферу и, конечно, такой шаг, как размещение элементов американской глобальной ПРО на территории Японии, созданию такой атмосферы не способствует.

— Как вы оцениваете заявления японского премьера о том, что Россия и Япония должны решить проблему мирного договора при власти Путина и Абэ? Для этого есть ресурсы, возможности?

— Надеюсь, что есть взаимопонимание между сторонами относительно того, что для решения столь чувствительной, деликатной проблемы, как проблема мирного договора, требуется формировать в двусторонних отношениях новую, доброжелательную, конструктивную атмосферу. И сейчас, на мой взгляд, не загоняя себя в какие-то временные рамки, надо сосредоточиться именно на этом. Это означает, что надо развивать отношения без предварительных условий, без каких-то увязок, без попыток создавать какие-то искусственные препятствия для развития отношений.

Я имею в виду то, что в Японии порой звучат голоса тех, кто считает, что предпосылкой поступательного, полноценного, полнокровного развития российско-японских отношений является решение проблемы мирного договора. Мне же кажется, что ситуация как раз обстоит наоборот, что только полнокровное, без всяких искусственных ограничителей развитие отношений между Россией и Японией и способно создать новую, позитивную, конструктивную атмосферу, в которой будет гораздо проще искать решение деликатных сложных проблем, уходящих своими корнями в драматичное прошлое, связанное со Второй мировой войной.И если наши отношения будут развиваться по такому сценарию, то я надеюсь, что мы выйдем на решение проблемы мирного договора. Но о сроках я не готов говорить, естественно.

— Чего не хватает российско-японским отношениям, на ваш взгляд?

— Хотелось бы видеть больше поступательной динамики по всем направлениям — и по экономическому, и по военно-политическому, и по культурно-гуманитарному направлениям.

— То есть они могли бы развиваться динамичнее в этих сферах?

— Уверен в этом.

Источник: РИА новости

0
00:00
43
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!