Alexa

Геннадий Гатилов: пытаться изолировать Россию — бесперспективно

Геннадий Гатилов: пытаться изолировать Россию — бесперспективно

На следующей неделе в Москве состоится совещание послов и постоянных представителей РФ, на котором будут определены российские приоритеты на всех основных направлениях внешнеполитической деятельности. Накануне мероприятия о ключевых внешнеполитических темах для женевской дипломатической площадки, перспективах межсирийских переговоров, работе Совета ООН по правам человека и бесперспективных попытках изоляции Москвы в интервью руководителю представительства РИА Новости в Швейцарии Елизавете Исаковой рассказал постпред РФ при женевском отделении ООН и других международных организациях Геннадий Гатилов.

— Геннадий Михайлович, в ближайшие дни вы примете участие во встрече в МИД России с участием руководителей российских загранучреждений. Какие темы будут на нем подняты?

— В Москве в МИДе состоится традиционное совещание послов и представителей Российской Федерации. Это мероприятие проходит каждые два года с участием высшего руководства страны. На него приглашаются главы обеих палат Федерального Собрания, руководители федеральных органов исполнительной власти, наши коллеги из профильных ведомств и агентств. Совещание можно по праву назвать крупнейшим мероприятием года в стенах министерства иностранных дел.

Программа всегда насыщенна. Совещание пройдет в формате пленарных заседаний, региональных и тематических секций. Темы подбираются с учетом приоритетов, наиболее острых моментов и насущно стоящих задач. Это вопросы двусторонних отношений со странами, взаимодействие в рамках объединений стран, в которых участвует Россия, реагирование на актуальные вызовы современности. На повестке дня и так называемые сквозные темы: к примеру, одно из интереснейших заседаний будет посвящено информационной работе наших загранучреждений. Будут обсуждаться вопросы экономической дипломатии, поддержки российских экономических операторов, гуманитарного и культурного сотрудничества, спорта.

— В какой секции вы планируете принять участие?

— В секции по вопросам участия России в деятельности ООН. Секция эта традиционная. Без обсуждения российских приоритетов в ООН — главной глобальной организации, объединяющей мировое сообщество, — не обходится ни одно совещание послов и постоянных представителей. Отличительная черта нынешней встречи в том, что практически во всех ооновских столицах со времени предыдущего совещания назначены новые постпреды. Во многом возникла новая динамика работы, новые вопросы на повестке дня ООН. Диалог обещает быть предметным и интересным.

Очевидно, мы поговорим о политических аспектах работы России в ООН с фокусом на повестку дня Совета Безопасности, обсудим вопросы урегулирования конфликтов, включая сирийский, правочеловеческую тематику, приоритеты устойчивого развития, на которых сфокусирована деятельность многих наших постпредств.

— Что для вас важно отметить с "женевского угла"?

— Женева остается ключевой международной переговорной площадкой по вопросам безопасности, экономического сотрудничества и прав человека. Здесь определяются перспективные направления взаимодействия в сфере здравоохранения, трудовых отношений и обеспечения занятости, науки и технологий, защиты прав интеллектуальной собственности, обсуждается правочеловеческая тематика, вопросы гуманитарного сотрудничества, помощи беженцам, борьбы с чрезвычайными ситуациями, международной торговли.

Международная Женева всегда олицетворяла мировой порядок, основанный на международном праве. В год здесь проводится свыше 10 тысяч международных мероприятий различного формата. Женева должна оставаться центром многостороннего сотрудничества, местом, где государства объединяют свои усилия для формирования общих правил и признанных норм и таким образом противостоят попыткам преодолевать разногласия военным путем или экономическим воздействием. Россия последовательно выступает за усиление потенциала международной Женевы в решении проблем глобального значения.

— Сохраняет ли Женева роль в урегулировании сирийского конфликта?

— Безусловно. Выдвинувшись в последние годы на передний план как центр урегулирования международных конфликтов, Женева сохраняет эту роль. Главный из них — кризис в Сирийской Арабской Республике. Мы продуктивно взаимодействуем со спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. Рассчитываем на то, что он в полной мере использует наработки сочинского и астанинских процессов для продвижения политического процесса на женевской площадке.

— Когда может состояться новая встреча в астанинском формате в Женеве с участием спецпосланника президента РФ Александра Лаврентьева и замглавы МИДа Сергея Вершинина? Определились ли даты?

— Мы очень ценим регулярный обмен мнениями с коллегами из ООН. У нас общее понимание того, что все параметры сирийского урегулирования по всем его аспектам — политическому, военному и гуманитарному — содержатся в резолюциях СБ ООН 2254 и 2268. Согласование дат новых консультаций астанинской тройки со Стаффаном де Мистурой продолжается. Не исключено, что они состоятся в первой половине августа, после предстоящей 30-31 июля в Сочи Международной встречи высокого уровня по Сирии. Подразумевается, что на ней будут присутствовать три страны-гаранта (Россия, Турция, Иран), сирийские стороны, а также наблюдатели. На полях этого мероприятия планируется провести очередное заседание рабочей группы по обмену задержанными и поиску пропавших без вести.

— Спецдокладчик ООН по санкциям Идрисс Джазаири предложил создать в Женеве некий механизм для обсуждения европейских санкций, введенных против Сирии. Готова ли Москва поддержать эту идею?

— Начну с призыва к деполитизации обсуждения гуманитарной обстановки в Сирии. Россия продолжает активно работать с правительством САР, чтобы облегчить положение сирийского населения. Тяжелая экономическая и гуманитарная ситуация в Сирии во многом сложились из-за тех односторонних ограничительных мер США и ЕС против Сирии в самых различных сферах. Западные государства, и они, надо сказать, не скрывают этого, ввели эти санкции с единственной целью — добиться смены не устраивающего их законного правительства. Причем оценка законности таких действий с точки зрения международного права приводит нас к неутешительному выводу о том, что некоторые государства готовы добиваться своих конъюнктурных политических целей любым путем и не взирая ни на какие правовые нормы.

Введенные односторонние санкции сделали практически невозможным осуществление денежных переводов в Сирию. Без этого сложно выплачивать зарплату гуманитарным работникам или обеспечивать закупки.

Санкции способствовали увеличению цен на топливо и снижению производства сельскохозяйственной продукции, что, в свою очередь, привело к росту цен на продовольствие. Односторонние принудительные меры были главным фактором в разрушении сирийской системы здравоохранения. Заводы по производству медикаментов, которые не были уничтожены в ходе военных действий, вынуждены были закрыться из-за отсутствия сырья.

Таким образом, главным пострадавшим лицом от односторонних западных рестрикций является простой сирийский народ. Именно поэтому мы всецело поддерживаем инициативу спецдокладчика Идрисса Джазаири по созданию рабочей группы для обсуждения последствий односторонних принудительных мер на осуществление прав человека. Данный шаг потенциально может существенно улучшить гуманитарную обстановку. Но на нем не следует останавливаться — отмена односторонних принудительных мер в конечном счете изменит к лучшему экономическую обстановку в стране и позволит миллионам беженцам и внутренне перемещенным лицам начать активную деятельность по восстановлению Сирии.

— На ваш взгляд, когда могут возобновиться межсирийские переговоры? Как Москва оценивает работу Стаффана де Мистуры в настоящее время? Ведь с начала года от него не было фактически ни одной инициативы по возобновлению переговорного процесса.

— Cроки проведения нового раунда межсирийских переговоров зависят от активности самого спецпосланника Генсека ООН и от готовности сирийских сторон. Мы высоко ценим усилия Стаффана де Мистуры и его команды по продвижению данного процесса, который не всегда идет просто. Спецпосланник неоднократно подчеркивал, что в межсирийском диалоге он исполняет роль посредника, который помогает сблизить позиции сторон, выявить возможные компромиссы. Однако необходимо помнить, что будущее САР должен определить именно сирийский народ.

Политические переговоры, базой для которых служит резолюция 2254 СБ ООН, должны носить максимально инклюзивный и равноправный характер для всех сегментов сирийской оппозиции. В этом случае можно рассчитывать на поступательное движение по пути разрешения сирийского кризиса и выхода на договоренности, которые отражали бы интересы представителей всего сирийского народа.

Наиболее эффективным способом добиться прогресса в урегулировании сирийского кризиса является имплементация итогов Конгресса сирийского национального диалога, прошедшего в Сочи 30 января. Основная на текущий момент задача — создание конституционного комитета для работы над Основным законом САР. Надо сказать, что в последнее время удалось значительно продвинуться на этом пути.

—  Какие из наиболее важных направлений работы постпредства в Женеве вы бы выделили?

— В Женеве многое происходит, помимо Сирии. Это, скажем, работа Совета по правам человека — противостояние в СПЧ продолжается, хотя с уходом американцев атмосфера в Совете стала гораздо более конструктивной. Россия и другие настроенные на результат делегации продолжают энергичный поиск путей восстановления дееспособности Конференции по разоружению. Значительный пласт наших усилий сосредоточен на наращивании конструктивного и прагматичного взаимодействия с женевскими организациями экономической, научно-технической и социальной направленности. В Женеве, напомню, находятся Европейская экономическая комиссия ООН, а также пять крупнейших специальных учреждений ООН (ВОЗ, МОТ, МСЭ, ВОИС, ВМО).

Многочисленные организации с узкоспециальными мандатами остаются ключевым инструментом продвижения неполитизированного международного сотрудничества по приоритетным направлениям. В их числе сопряжение интеграционных процессов в Евразии и Европе, транспорт и энергетика, здравоохранение, дорожная безопасность, ИКТ и управление интернетом, защита интеллектуальной собственности, достойный труд, статистика, метеорология, научное сотрудничество. Партнерами постпредства является абсолютное большинство федеральных органов исполнительной власти, со многими из которых налажено устойчивое и многолетнее сотрудничество. Кстати, о том, как нам нарастить российское участие в работе специализированных учреждений ООН, мы также поговорим на совещании послов и постпредов.

— Будет ли Москва выдвигать своего кандидата на пост главы УВКПЧ? Как вы оцениваете работу Зейд Раада аль-Хусейна?

— На пост Верховного комиссара ООН по правам человека никогда не претендовали кандидаты из стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН. И это не случайно. По поводу высших должностей в Секретариате ООН есть определенные неформальные понимания, которые нами неукоснительно соблюдаются. Именно поэтому Россия никогда не выдвигала своих кандидатов, и в этот раз мы не будем этого делать. Решение по данному вопросу — прерогатива Генсека ООН.

Что касается Зейд Раада аль-Хусейна, то однозначно оценивать итоги его работы на посту Верховного комиссара сложно. Конечно, при большом желании можно бесконечно искать положительные и отрицательные результаты, но они к тому же трактуются по-разному в зависимости от позиций или политических предпочтений государств-членов. Но несколько фактов все же упоминания заслуживают.

Во-первых, важнейшая функция Верховного комиссара — выстраивание диалога и сотрудничество с государствами, которые, как известно, несут основную ответственность за поощрение и защиту прав человека своих граждан. Вместо этого со стороны руководства УВКПЧ практиковалось открытое вмешательство в политику вплоть до обозначения собственных предпочтений, фаворитизм и менторство, что недопустимо. В результате за четыре года доверие государств к институту Верховного комиссара оказалось существенно подорвано, что, в свою очередь, отрицательно сказалось на репутации правозащитного измерения ООН в целом.

Во-вторых, при нынешнем Верховном комиссаре опасно сместились приоритеты в работе возглавляемого им подразделения ооновского секретариата — УВКПЧ. На второй план задвинута основная обязанность — оказание технического и консультативного содействия государствам в поощрении и защите прав человека. Вместо этой работы Управление сосредоточилось на деструктивной критике, вмешательстве в деятельность других структур ООН и проектах, положительная отдача от которых, мягко говоря, не очевидна.

В-третьих, УВКПЧ переживает серьезный институциональный кризис. Кадровая политика в последние годы привела к поистине чудовищной перепредставленности западной группы государств в верхних эшелонах Управления. Странная и изначально ущербная структурная реформа, задуманная Верховным комиссаром, провалилась. Потребуется немало усилий и времени, чтобы справиться с проблемами, вызванными этой затеей.

Надеюсь, что преемник Зейд Раада аль-Хусейна сделает необходимые выводы из сложившейся ситуации и сможет вернуть доверие государств к институту Верховного комиссара.

— Как продвигается разблокировка работы Конференции по разоружению? Прошедшая под председательством Сирии сессия, а также обсуждение дела Скрипалей вновь показали, что странам сложно найти взаимопонимание.

— Разблокирование деятельности КР после многолетней пробуксовки — безусловный приоритет российской и многих других делегаций. Главным и доселе непреодолимым препятствием на этом пути остается отсутствие согласия по программе работы форума прежде всего в силу известных межгосударственных противоречий по актуальным вопросам разоружения и нераспространения.

Как вы справедливо заметили, созданию конструктивной атмосферы не способствует и вбрасывание политизированных тем, имеющих мало общего с задачами конференции. Их список, к сожалению, гораздо обширнее приведенных вами примеров. Речь не только о деле Скрипалей, но и о надуманных случаях применения химоружия в Сирии, северокорейском и иранском сюжетах. И уже совсем вопиющая ситуация — прямой бойкот США работы конференции под председательством Сирии под предлогом того, что эта страна, дескать, не достойна возглавлять этот орган. В этих случаях нам же приходится реагировать, излагая российские оценки тех или иных событий. В итоге же конференция превращается в арену острых политических столкновений, от чего проигрывают все. Именно поэтому Россия последовательно призывает участников КР отказаться от заведомо бесполезных и бессмысленных пиар-выпадов и вернуться к совместной созидательной работе в общих интересах. Тем более что, несмотря на все сложности, ситуация вовсе не безнадежна.

На протяжении всех последних лет здоровые силы на фонференции, а таких, поверьте, немало, не жалели усилий, чтобы вывести наш форум из состояния затянувшегося застоя. Выдвигались предложения и идеи, в том числе и по программе работы КР, которые могли бы послужить основой для консенсуса. Один из таких примеров — российская инициатива о разработке на конференции международной конвенции по борьбе с актами хим- и биотерроризма. Работу на этом направлении мы будем продолжать.

— После ряда дипломатических скандалов, которые произошли в этом году, изменилось ли, на ваш взгляд, отношение к России на международной площадке в Женеве?

— Точнее, речь должна идти об односторонних скандальных шагах отдельных известных столиц — с нашей стороны никаких дипломатических скандалов не было. Эти шаги стали следствием осознанной линии Запада на дискредитацию внутренней и внешней политики России. Проявляется она, как хорошо известно, в бездоказательных и безосновательных обвинениях нашей страны в неких подрывных действиях, якобы идущих вразрез с международным правом и посягающих на международный мир и безопасность, демократические устои отдельных стран и жизни их граждан. Абсурдность этих голословных обвинений доказана фактами и раскрывает лишь провалы в собственной внутренней и внешней политике выдвигающих подобные обвинения стран.

Действительно, в результате отдельные западные коллеги в Женеве по ряду направлений сократили до минимума контакты с российской делегацией. И это вызывает сожаление, но, как говорится, им же хуже. Ни в какой изоляции мы, естественно, не находимся. У России достаточно единомышленников. Продолжаем взаимодействие с широким кругом здравомыслящих делегаций, руководством и сотрудниками секретариатов.

Так что общее отношение к нам не изменилось. Авторитет делегации на ооновских площадках определяется приверженностью многосторонности и коллективным решениям, последовательностью позиции, профессионализмом и качеством экспертизы, прагматичным и конструктивным подходом, умением с уважением относиться к партнерам, слушать других и выходить на консенсус. С этим у российской делегации, можно сказать без ложной скромности, все в порядке.

В общем, пытаться изолировать Россию на площадках ООН, будь то Женева или другие ооновские столицы, дело бесперспективное, да и в целом — вредное для многосторонней дипломатии.

Источник: РИА новости

0
00:01
36
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!